концерты:+7 916 586 71 88
+7 925 863 30 32
официальный сайт
 
 

Пресса

Слежу за тем, чтобы душа была сыта

Так считает известная певица, вернувшаяся после долгого перерыва на эстраду.

Множество противоречивых слухов ходило о внезапно замолчавшей в начале 90-х русской Тине Тёрнер. Одни утверждали, что Ольга Кормухина безнадёжно спилась, другие называли монастырь, где можно услышать во время службы узнаваемый из тысячи голос нынешней сестры Ольги.

Она и не скрывает, что когда-то запросто выясняла отношения на кулаках, потом обуздала вредные привычки и готовилась к постригу. Монахиней не стала. Обрела веру, семью, новое восприятие мира и свежее творческое дыхание.

Ольга Кормухина

– Думала, придётся ехать к вам на интервью под Псков, – признаюсь, встречаясь с певицей в центре столицы. – Говорят, именно там вы вместе с мужем Алексеем Беловым, лидером группы «Парк Горького», и десятилетней дочкой Анатолией забаррикадировались от мирской суеты.

– Надо развенчать этот миф! – смеётся Ольга Кормухина. – Мы ни от кого не прячемся. В доме на острове Залит, посреди Псковского озера, проводим иногда неделю-две. Наша Тоша, которая сейчас учится в православной гимназии, ездит туда на каникулы. Но постоянно живём в Москве.

– До сих пор журналисты и публика гадают, что заставило вас сделать длительный перерыв в многообещающей карьере. Звёзды не меняют своих орбит, а вы вдруг ушли в никуда на пике популярности. Что сложилось не так?

– Меня буквально шокировали октябрьские события 1993 года. Мы тогда вообще не понимали, что творится у Белого дома. Накупили продуктов, поехали к зданию парламента. Не зная, кто там прав, кто нет, хотели помочь тем, кто в этом нуждался. Дальше Садового кольца нас не пустили. Стояли, общались с солдатами и людьми на улицах. Большинство, как и мы, не улавливало смысла происходящего. Только общая тревога и напряжение разлились в воздухе. И я чувствовала себя маленьким винтиком в огромном механизме, от которого мало что зависит... Разозлилась. На себя. На всех. Для кого я пела? Зачем делать это дальше? Кому вообще в этом хаосе нужны мои песни? Многие и без того недоумевали, зачем петь толпе о высоких материях? Хватит с неё примитивных зрелищ…

Возникло желание посмотреть на всё иначе, разобраться в себе. И я открыла Новый Завет. Может, сути тех событий я до конца и не поняла, зато отчётливо увидела промысел Божий. Не случись всего этого, неизвестно, куда бы завела меня моя дорога. А тогда она привела к Храму.

– Раз отсутствие возможностей влиять на ситуацию вызвало у вас такое неприятие, почему вы не пошли в политику?

– Женщина в политике только в виде исключения. Не вижу себя в деятельности подобного рода. В общественной – возможно. Мне нравится помогать людям. Я в них верю. И знаю, что никакие политические катаклизмы, бытовая неустроенность не вытравят из русского народа генетическое стремление к святости: мы умеем умирать за идею. Жалею только погрязших в коррупции и властолюбии чиновников. Вот уж кому придётся сполна ответить за свои деяния на Страшном суде! Они просто не ведают, что творят…

Какая политика? Столько дел дома, что даже некогда довести до ума свою новую пластинку «Я падаю в небо». Мне очень нравится готовить, хозяйничать, общаться с близкими. Получаю от этого несказанное удовольствие!

Если говорят, что нужно больше времени уделять карьере, я отвечаю: «У меня не получается. Потому что я слежу за тем, чтобы душа была сыта». И не могу её насытить.

Посмотрите, как заботятся культуристы о режиме своего питания, чтобы накачать мускулы. Но что тело? Прахом было, прахом станет. А душа, она бессмертна! Но мы за накачкой наших тел, карьер, самолюбий о ней забываем. Вспоминаем о духовном только во время кризиса: вот когда народ валом валит в церковь. Приходят солидные, что называется, упакованные мужчины. Будто бы успешные и умные. Однако и у них появляется беспокойство. Им становится страшно, потому что мир этот несовершенен. Благополучие его ненадёжно…

Я давно это осознала. Но наша семья от окружающей действительности не прячется. Разговоры об этом полная чушь. К нам, знаете, сколько молодёжи приходит?

– Просят творческого совета?

– Не только. Порой духовного или житейского. Девчонки жалуются на продюсеров, которые следят не за становлением личности в искусстве, а требуют надевать непотребно короткие юбки. Объясняю, куда ведёт этот путь – в постель, а не к вершинам сценического мастерства. Ещё рассказываю, до чего доводит коллег по цеху зависть и насколько трудно сохранить в такой обстановке себя.

– Сейчас, когда вы работаете в тандеме с мужем-композитором, опять гастролируете, занялись кинорежиссурой и монтируете свой фильм «Колокол» с Иваном Охлобыстиным и Ларисой Гузеевой в главных ролях, завистники наверняка не молчат?

– Некоторые даже не скрывают своих эмоций: «А почему мы должны радоваться твоему появлению?» Сейчас в шоу-бизнесе норма – ничего не скрывать, чтоб был лишний информационный повод для засветки в прессе. А ещё модно шастать по всяким колдунам-экстрасенсам.

В 90-х у меня начались серьёзные проблемы со здоровьем. Как потом выяснилось, в том числе из-за «добрых» пожеланий коллег. Я прямо чувствовала эту негативную энергетику.

– Надеюсь, теперь всё в порядке? Публика эгоистична и не хотела бы вновь потерять ваш голос. Судя по вашим малоизвестным записям, мы вообще знакомы только с несколькими красками из его богатой палитры.

– А может, это к лучшему? Для меня важно другое. Ещё не будучи воцерковлённым человеком, даже друзей и мужчину я искала по духу. Только потом это поняла. Были же у меня сумасшедшие романы. И мужчины встречались не рядовые, интересные в своих областях. Все они удивлялись, как резко я прекращала наши отношения. Словно внутренний тумблер у меня срабатывал: «Не тот». Сила и напористость – это ещё не сила духа. Она там, где человек имеет смирение – живёт в гармонии с миром.

Я пою не для того, чтобы кому-то что-то доказать, а потому что не могу не петь. Пение – моя дорога в Царствие Небесное.

Мария Багринцева
"Парламентская газета", №33-34(2449-2450) от 25.06.2010

   
 
Создание и поддержка сайта DotRuSite