концерты:+7 916 586 71 88
+7 925 863 30 32
официальный сайт
 
 

Пресса

Ольга Кормухина: «Причиной нашего взлета стал духовный голод»

Историю духовного перерождения популярной рок-исполнительницы Ольги Кормухиной без преувеличения знает вся страна. На пике своей популярности певица пережила духовный кризис и решила коренным образом пересмотреть ценности и образ жизни.

В поисках ответов на вопросы она отправилась к отцу Николаю, на остров Залита, и на какое-то время полностью выпала из поля зрения поклонников. Сегодня Кормухина вновь на сцене, записывает новые песни, активно гастролирует, организовывает благотворительные проекты, одним из которых стал фестиваль «Остров.ру». Мы встретились с артисткой и поговорили о вере, добрых делах и воспитании детей.

Под крылышком у батюшки

Наталья Кожина, «АиФ»: Ольга, в этом году ваш фестиваль был посвящен волонтерам. Почему именно им?

Ольга Кормухина: У нашего фестиваля каждый год своя тема. В прошлом году нашими гостями были воспитанники детских домов и приютов, а в этом – волонтеры. Эти люди не просто помогают другим, они своим примером заражают остальную часть населения, или, если хотите, являются немым укором тем людям, которые критикуют власть, время, нравы и при этом сами ничего не делают. А волонтеры, как правило, никого не критикуют, но делают очень много.

У фестиваля всегда есть какой-то видимый результат. В этом году таким видимым делом будет начало восстановления храма Рождества Богородицы, который находится в том месте, где проходит фестиваль, в роще Зарудная. Все, кто приехал на фестиваль, смогли или поработать, или деньгами помочь, кто сколько смог.

Н.К. «АиФ»: В наше время много суеты. Иногда так закрутишься, что не успеваешь делать элементарные вещи, не то что подумать о Боге, о помощи ближнему. Как быть?

О.К.: Надо просто научиться благодарить за все, что посылается вам сию минуту, потому что самое главное время вашей жизни – это настоящий момент. Не думайте о прошлом и будущем. Думайте о настоящем. Не надо смущаться суетой. У меня тоже была такая печаль, но все намного проще – Господь и желание целует. И когда человек вдруг остановится на секунду, подумает о том, что весь в суете, скажет себе: «Господи, прости. Господи, помилуй. Господи, помоги крест свой донести», как говорил наш отец Николай – это уже хорошо. Духовность всегда в вас и рядом с вами и главное не быть равнодушным человеком. Не зря говорят, если ты не нашел Бога в пустыне собственного сердца, ты не найдешь его нигде. Самое главное – не забывать про него.

Н.К. «АиФ»: С таким сумасшедшим графиком, как у вас, часто удается посещать остров?

О.К.: Сейчас очень редко. Как говорил мне батюшка в те годы, когда я ему рассказывала, что молюсь, молюсь, а толку никакого, какая была, такая и есть, он мне отвечал: «Ничего, молись. Молитва – это как капитал, потом на проценты будешь жить». Вот сейчас я и проживаю эти проценты (Смеется.), в суете живу на те проценты, которые я накопила, сидя под крылышком у батюшки на острове. И тогда радовалась, и сейчас радуюсь. И спешу делать больше добрых дел, чтобы даже времени не было думать о плохом и унывать.

Армия добра

Н.К., «АиФ»: Когда мы раньше общались, вы говорили о том, что вас неохотно зовут на телевидение, а сегодня просто безумное количество проектов, в которых вы участвуете: «Две звезды», «Достояние республики» и др. Что помогло изменить ситуацию?

О.К.: Как-то все органично произошло. Я всегда говорю, что у Бога часто красиво бывает. И все бывает вовремя для тех, кто умеет ждать. Не то, что мы специально чего-то дожидались. Весь тот материал, который я обрушила на голову публики, весь свой опыт, он же должен был как-то созреть, созрел альбом, созрела программа, созрели мы, созрела публика, созрело телевидение. Все как-то сошлось в данный момент. И люди очень соскучились. Это же люди вернули меня на сцену, по большому счету. Они и до телевидения достучались, и меня заставили вернуться в концертную деятельность. Духовный голод, который сейчас царит повсеместно, наверное, тоже послужил причиной такого взлета.

Н.К. «АиФ»: Вы сказали сейчас про «духовный голод». Как вы считаете, может быть, сейчас это и есть самая большая проблема в России?

О.К.: Думаю, да, об этом говорил еще наш старец Николай: «Как мне вас жалко. Хлебушек-то будет, но голод-то какой». Мудрые люди сказали, что он имел в виду именно духовный голод. Я сужу даже по тому, какие вопросы мне задают люди в Интернете, особенно молодежь. Она не просто недолюблена, она еще и недоотвечена, то есть она не может найти ответы на свои вопросы, которые мы задавали родителям, бабушкам, дедушкам и получали понятные, вразумительные ответы. А сейчас старшему поколению трудно, даже мне бывает иногда трудно объяснить некоторые вещи моей дочке, потому что она видит много несоответствий современной жизни. Но я считаю, что нужно не отчаиваться, не унывать, не опускать руки.

Н.К. «АиФ»: Но это непросто. Иногда такое уныние нападает, что хоть волком вой…

О.К.:  А добру вообще служить непросто. Как мне всегда говорил старец: «Чем сильнее ваше стремление к добру, тем сильнее будет сопротивление против вас». Причем здесь невидимые силы, они мощнее воздействуют, и люди иногда теряются, потому что не понимают, почему вдруг у них появляются всякие искушения, проблемы, они же вроде добра хотят. Если человек духовный, он знает, что весь ад восстает, чтобы не пустить его к свету, к Христу, к добру. Когда человек становится на путь добра, бывает, что у него страсти обостряются внутри. Да вы сами, наверное, знаете, как непросто себя побороть, чтобы в храм пойти. Это тоже своего рода мученичество. А каково маленьким детям, которых ведут в храм рано утром в воскресенье. Поэтому мы все – как воины. Своих ближних я называю армией добра. Армия, потому что мы бьемся со злом и самими собой, своими слабостями.

«Замуж и умирать только в России»

Н.К. «АиФ»: Оля, а как можно привести ребенка к вере?

О.К.: Только примером. Как святые говорят: лучшее воспитание для ребенка – спина молящегося отца. Недавно прочитала, что ценна не та молитва, которая творится с радостью и льется из сердца, а та, которая против воли творится, когда ты заставляешь себя стать на молитву, потому что она через брань. Мы сами можем приуныть, подумать: «О, молитва-то не идет». Но видите как, все наоборот. Поэтому, когда ты идешь по незнакомому пути, надо хотя бы спрашивать совета у тех, кто этот путь прошел успешно. А прошли этот путь святые отцы, поэтому им не просто можно, а нужно верить. Я всегда повторяю: без духовника, это все равно как ребенку в чужом городе без мамы.

Н.К., «АиФ»: В одном интервью вы сказали: «Замуж и умирать только в России». Откуда такой патриотизм?

О.К.: Я с детства такая и никогда этого не скрывала. Надо мной и в школе смеялись. У меня дедушка – георгиевский кавалер, другой дедушка погиб на войне, тоже героем. У нас какая-то геройская семья, боевая, и сама я стою на месте Суворова в храме, пою. Родилась я в день Дмитрия Донского, святая моя – княгиня Ольга, которая еще мужчинам фору даст и в государственном плане, и во всех остальных. Так что у меня как-то срослось все сильное, русское и великое. Это величие моих покровителей, тех примеров, которые передо мной, держат меня в состоянии перманентного стыда, что я чего-то не доделала или сделала мало. Я даже не думаю о том, так или не так я что-то сделаю, самое главное – делать.

Наталья Кожина
AIF.ru, 25 июля 2013

   
 
Создание и поддержка сайта DotRuSite