Концерты,
Фестивали
+7 916 586 71 88 volga60@inbox.ru
Директор +7 916 283 20 15 89162832015@rambler.ru
официальный сайт
 
 

Пресса

ОСТРОВ ЛЮБВИ
История одного бегства. И одного возвращения.

Посередине Псковского озера стоит остров Залит. На нем вместе с мужем и шестилетней дочерью вот уже несколько лет живет известная рок-певица Ольга Кормухина. Живет и не хочет возвращаться назад.

- Такой покой у нас, вы даже представить себе этого не можете, - тихо говорит Ольга мне, а, кажется будто обращается она внутрь себя, словно прислушиваясь к чему-то, и только после этого отыскивает нужные слова, - В монастырях есть благодать, но нет тишины. В лесах есть тишина, но нет благодати. А у нас, на Залите, и то и другое...

Когда-то она бежала от людей, от мирской суеты, из столиц, от луковой шелухи всего ненужного и наносного. Бежала от самой себя.

Чтобы вернуться к себе самой.

Роковая женщина, роковая. С ударением на первом слоге.



- Вы к московской артистке спешите? - лодочник дядя Миша из деревни Талдом, что через озеро от Залита, глядит доброжелательно. - Только конфет с собой к чаю не берите. Не нужны там конфеты, на острове-то. Лучше молочка деревенского попросите мою жену налить, да пусть положит в пакет побольше домашнего творога.

Дядя Миша сажает меня в моторную лодку и накрывает непромокаемым плащем. До пункта назначения - клочка суши километров в пять в обрамлении серой воды – минут двадцать быстрым ходом, сквозь ледяные брызги и ветер в лицо и в спину.

Навстречу озерной тишине. Прерываемой далеким колокольным звоном.

Это отец Паисий, настоятель островного храма, зовет к вечерней.

- 37 лет мне исполнилось, когда, еще в Москве, назрело решение уйти в монастырь, - рассказывает Ольга Кормухина. - Я вдруг осознала, что должна что-то немедленно изменить в своей жизни. И одновременно я не считала себя достойной на постриг. Меня раздирали противоречия... Это дело неблагодарное и ненужное - копаться в своей душе, в чувствах и желаниях, которые меня тогда обуревали. Много лет с тех пор прошло. И я теперь совсем другая...

Когда-то ее называли русской Тиной Тернер. Бывшую студентку Архитектурного института, выигравшую песенный конкурс в Сопоте, выступавшую в Юрмале и на «Рождественских встречах» Аллы Пугачевой. Были и деньги, и слава, и любовь зрителей, но покоя не было.

- Я два раза неудачно выходила замуж. Я не родила малыша, о котором могла бы заботиться. Как однажды точно сказала Мерлин Монро: «Никакая карьера не согреет вас холодной ночью. Никакие толпы поклонников не заменят ребенка и истинно родного человека». А я в те дни блуждала по жизни как блудный сын, не зная, к чему прислониться, где найти тот внутренний устав, стержень, опору, которая поможет жить дальше....

Снимок конца восьмидесятых - залихватский начес на голове, на глазах росписи черных стрелок, мини-юбка и руки до локтей в черных перчатках. Точное попадание в образ.

Ее группа называлась «Розовая пантера».

«Знаете, как маленький несмышленыш по глупости и из любопытства может пробовать разные таблетки на вкус, так и я примеряла тогда на себя все, что только видела на своем пути. Религии, страсти, грехи... Не было ничего, что я не познала бы - или сама, или через своих знакомых». Другие говорят: пила. А кто нынче не пьет?

Звездила? Находилась у самой черты? У порога? За которым депрессия и пустота. Слухи тогда ходили разные.

Все суета-сует и всяческая суета.

Но голос потрясал и разрывал внутренности на части, и рвался вверх, в небо. Больно! Когда талант - это всегда больно. А покоя все не было.



- Страдания - они даются нам не просто так, - смиренно рассуждает певица. - В наш храм приходила одна женщина, которая все время горько плакала возле икон. «Что у тебя случилось или беда какая?» - спрашивал ее батюшка. «Да нет, все очень хорошо - и муж не пьет, и детки послушны и здоровы. Я потому и плачу, что, значит, Бог меня не замечает!» Это и есть высшая мудрость, теперь я знаю это точно, любить те горести, которые даны тебе свыше.

Прочитав однажды дневник иеромонаха Самсона, Ольга поняла, что больше не может оставаться в нашем шоу-бизнесе, где все неправильно, неискренне, гордыня одна и пустота. И как только она это поняла - ее прежняя жизнь стала рушиться. Как карточный домик.

Но она не жалела. «Мое самое счастливое время в Москве, когда я все потеряла, и, полностью опустошенная, выпитая до дна, поехала на Залит».

За благословением на постриг Кормухина отправилась к знаменитому святому старцу Николаю. Он жил на острове в маленьком домике, пропахшем ладаном. В здешней церкви отец Николай прослужил больше сорок лет.

Ему верили. Его любили. Не только те прихожане, кто обитал рядом. Из Москвы и Питера специально ехали бесчисленные паломники, чтобы хоть минутку поговорить с мудрым праведником. И уходили - просветленные.

Те, кто знал его хорошо, утверждают, что старец умел одним своим словом развести любую беду.

Те же, кто знал его очень хорошо, говорят, был он в общении доступен и прост, а иногда вообще вел себя как ребенок.

Поднимет рясу и ну наперегонки вдоль околицы по первому снегу бегать. Никто за ним не угонится. Или подойдет к фонарному столбу, что из дерева, и постучит о него седой головой.

- Что вы делаете, отец Николай?

- Это я с вами, с людьми, здороваюсь. А вы меня не слышите!

Во дворе его кельи день и ночь сидели посетители, ожидая своей очереди за советом, и курлыкали белые голуби.

Много их было. Старец их любил.

- Я спросила тогда отца Николая: надо ли мне уходить в монастырь, - продолжает Ольга Кормухина. - И он ответил, что нет. Ведь мне предстоит еще с мужем повенчаться! Я думала, что это с кем-то из прежних моих супругов придется снова сойтись. Оказалось, что судьбой мне совсем другой человек предназначен!

С тех пор Ольга постоянно ездила на Залиту, беседовать со старцем. Он стал ее духовником. Отцом перед Богом. В одну из первых встреч старец благословил Ольгу «не пить и не курить». И с тех пор как отрезало, хотя сама бросить курить не могла 10 лет. Но имя будущего суженого батюшка Ольге до поры не открывал. Говорил: «Не время».

Алексея Белова из «Парка Горького» Кормухина понаслышке знала много лет. Музыкальный мир ведь очень узок.

- Леша тоже слышал как я пою, но встречаться лично нам не доводилось, - рассказывала она. - Возможно, это и хорошо, что мы в ранней молодости не познакомились, тогда бы у нас с ним, вероятно, ничего не получилось, мы были бы к этому просто не готовы, - рассуждает певица. - А по-настоящему мы с Алексеем увидели друг друга в Свято-Даниловом монастыре, куда я как-то зашла помолиться. И он, кстати, молился там тоже.

После службы Ольга будто случайно - хотя с ее стороны игры не было - столкнулась с Алексеем на лестнице. «Здравствуйте, вы Леша Белов? Ну а я Оля Кормухина».

В ту их первую встречу Алексей сказал ей, что мечтает изменить свою жизнь. Он очень устал. Сам Алексей десять лет прожил в Америке, в Лос-Анджелесе, городе ангелов. Там отлично, конечно, вот только ангелов он так и не увидел.

Но в этот момент Алексей поинтересовался: «Ты не знаешь случайно, как попасть к отцу Николаю на Псковское озеро?»

Параллели. Меридианы. Случайная встреча, переменившая две судьбы.

Они оба предстали перед праведником с Залиты.

- Эта жена твоя? - хитро посмотрел батюшка Николай на Алексея.

- Это твой муж? - спросил он у Ольги.

«Вовсе нет!» - замахали оба руками и даже отшатнулись друг от друга.

- Как это нет? Тогда немедленно венчайтесь!



Эта удивительная история тоже уже стала частью легенд острова. И лодочник, везя меня с Залита, с удовольствием пересказывает ее, от начала и до конца в подробностях и деталях. О том, как назначенные жених с невестой не смогли ослушаться приказа старца и тут же пошли под венец.

«Говорят, брак у них идеальный. Николай-то никогда не ошибался!» - заговорщецки подмигивает дядя Миша, глуша свою моторку.

И вслед за этим ветер с озера затихает тоже.

Потом в Москве была еще одна свадьба. Потому что положено. Для бомонда. Для прессы. Но сердцу не прикажешь: жить молодожены предпочли именно на Залите.

- Что такое супруг - это человек, с которым мы вместе в одной упруге, - убеждена Ольга Кормухина. - На всю жизнь: и в горе, и в радости. Жена да убоится мужа своего! Не попутчика, не полового партнера, не спонсора. Человека, с которым она навечно соединена воедино. Которого чувствует каждой клеточкой тела и души, за которого болеет и молится беспрестанно. Которого оправдывает - чтобы он не совершил! Хотя подчас это невозможно. Я вам одну историю расскажу, очень, как мне кажется, показательную. Недавно в Москву привозили знаменитые мощи святого Пантелеймона, к ним выстроилось много народу и среди них - одна простая прихожанка.

Она подошла и стеклянная крышка ларца, в котором лежали мощи, вдруг отворилась перед ней. «Кто она такая? Святая? Праведница?» - удивились тут все. «Я - совершенно обычная, даже несчастливая женщина. Муж беспробудно пьет, меня не стесняясь, баб к себе водит» «А что вы?» «А я под кроватью в это время лежу и его грехи отмаливаю, жалко мне мужа, аж до слез». Не знаю, смогла бы я так, хочется верить, что смогла бы...

Самый красивый дом на острове, большой и теплый, недалеко от воды - Ольги Кормухиной и Алексея Белова. Они живут своим трудом. Сажают картошку. Разделывают небольшой огород.

«Я люблю наблюдать за растениями, у них все как в мире людей, даже удивительно, - восклицает Ольга. - Вот, к примеру, вьюн. Он сравним с нашими плохими поступками. Тонкий сорняк, а бороться с ним невозможно. Вроде и незаметен сначала, а если обовьет большое дерево, то может его уничтожить. Так и наши грехи, копятся-копятся изнутри, вроде и не много их, а потом раз - и человек душевно погибает».

Матушка Рафаила, руководительница здешнего церковного хора, позвала Ольгу Кормухину к себе запевалой. И снова рвался голос, и, уходя под самый купол деревенского храма, возвращался обратно, чтобы улететь на свободу опять. А как же иначе? На Залите ведь преград нет.

- Когда я стала беременной, нет, даже еще до того, отец Николай сказал: будет сын - назовешь Анатолием, дочку - Анатолией. Так оно и получилось. Я родила Тошку как раз перед днем великомученника Анатолия, - гордится Кормухина. - Сегодня нашей с Лешей дочери шесть лет. Мы почти безвылазно живем на острове, только изредка бываем в миру. От этого никуда не деться, конечно... Но так в городах тяжело: постоянно звонят, зовут куда-то, ночь-полночь. Лучше уж вы к нам, на Залит. У меня многие паломники останавливаются. Я всех стараюсь привечать. Они едут сюда теперь уже, чтобы поклониться могиле отца Николая.

Праведный старец умер в августе 2002-го года. Так же как и жил - скромно и просто. Было ему 92 года. Его похоронили на местном кладбище, в самом центре. Но с тем учетом, что по истечении необходимого временного промежутка, проповедник, возможно, будет причислен к лику святых.

Старец умер. Но его голуби все еще кружат над островом. А, значит, любовь остается! Ольга Кормухина и ее близкие знают об этом точно.

Екатерина Калугина
журнал "Домашний очаг", январь 2007

   
 
Создание и поддержка сайта DotRuSite